Sergei Polozov. BONELLI'S EAGLE: Fasciatus and Others (Documenting an
Ornithological Tale)                                                       
EcoPol, 2004, Internet Edition
                                                                               © Sergei A. Polozov, 2001-2014

Сергей Полозов. ЯСТРЕБИНЫЙ ОРЁЛ: Фасциатус и другие (Документальная
орнитологическая сказка)
                                                     ЭкоПол, 2004, Интернет-издание
                                                                               © Сергей А.Полозов, 2001-2014
                  ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА КО ВТОРОМУ (ИНТЕРНЕТ-) ИЗДАНИЮ

      С момента публикации «Фасциатуса» в 2001 г. накопились полученные от читателей вопросы, на
которые я с удовольствием отвечаю перед тем как опубликовать электронную версию.
      Текст книги построен по схеме античного восточного «обрамленного» (или «рамочного») романа:
сквозной сюжет – «рамка» (в данном случае – пронумерованные отрывки, описывающие поиски первого для
СССР достоверно документированного гнезда ястребиного орла в 1982-1986 гг. в Туркмении) обрамляет
собственно «полотно» (новеллы под названиями, охватывающие события 1960-2000 гг. в Туркмении, России,
Афганистане и Канаде).
      «Обрамленный» роман изначально складывался на основе устной традиции. Бродячие рассказчики,
кочующие по древнему Хорасану (Иран, Афганистан, юг Туркменистана), переходили из города в город,
рассказывая свои истории на площадях и в чайханах. Вымыслы переплетались с действительностью,
разрастаясь и усложняясь. Со временем менялся язык, эволюционировавший во времени и в культурно-
географическом пространстве. В отличие от стихотворных строк всемирно известной арабской поэзии,
заучивавшихся наизусть, постоянно видоизменяющиеся рассказы, сказки и притчи запомнить было
невозможно, и начиная с XI века эти истории стали записываться. Сначала в краткой, почти конспективной
форме; потом они дополнялись, разрастались, превращаясь порой в масштабные эпические произведения,
изложенные в огромных фолиантах, на полях которых уже позже годами накапливались сотни записей
дополнительных сюжетов, шуток и анекдотов (Брагинский, 1977).
      В этом процессе – не только история арабской литературной прозы как таковой, но и нечто большее –
общая динамика и традиция Востока с его ритмом жизни, культурным своеобразием, безошибочно
узнаваемым колоритом и уникальной природой. Смешно было бы имитировать этот стиль и этот разговорно-
литературный формат. Но в том-то и дело, что Восток навевает свою мистическую специфику независимо от
наших воли и сознания: стиль и фактура этой книги сложились "сами-собой".
      Пережив в Туркмении замечательные события, я после этого год за годом с восторгом отдавался
поразительным по яркости воспоминаниям, спонтанно обсуждая с друзьями бесчисленные эпизоды из
наших копетдагских приключений. Потом однажды сел и написал несколько страниц. Потом (обсудив с
редактором, что задуманный мною эпистолярно-дневниковый формат для журнала не подойдет) сделал
огромную журнальную статью, сократил ее втрое и опубликовал с двадцатью фотографиями в тогдашнем
еще «Вокруг Света» (3, 1999). А уже потом засел воплощать свой изначальный замысел, основанный по
форме на письмах и дневниках.
      Я без тени сомнения взялся за написание этого текста вместо того, чтобы делать докторскую.
Доверился правомерности сформулированного для себя тезиса (вряд ли оригинального), который назвал
«принципом исключенного вклада»: «Если можешь делать несколько дел, сначала делай то из них, которое
можешь сделать только ты, иначе потенциальный вклад не состоится». И поддерживал сам себя
конкретным выводом из этого самодельного постулата: «Докторскую по кормовому поведению птиц может
написать кто-нибудь еще, а эту книжку – только ты». Предавшись стихии доступного для себя вдохновения, я
с удовольствием занимался этим четыре года.
      И вот в какой-то момент стало ясно, что все готово, но мне необходимы оригинальные хорасанские
цитаты для эпиграфов. Это понимание было столь же отчетливо, как и охватившее меня вслед за этим
ощущение безысходности: я в то время находился в Порланде (США, штат Орегон), и ни о каких мало-
мальски подходящих доступных источниках не могло быть и речи. Надо было ждать следующей поездки в
Москву, но и там поиск нужного материала мог быть весьма проблематичен.
      В мрачном от всего этого настроении я без каких-либо надежд отправился  в самый большой книжный
магазин Портланда, где среди тысяч и тысяч книг всего на паре полок нетесно стояли несколько десятков
разномастных и разновозрастных изданий на русском языке. Подвигав их для очистки совести туда-сюда, я
уже собрался уходить, когда даже не мой взгляд, а что-то другое, совсем уж неуловимое, зацепилось за
неяркую обложку книги небольшого формата, инородно притулившейся где-то сбоку среди браво-нарядных
детективных переплетов. Уже научившись прислушиваться к подобным «подсказкам», я протянул руку и
обомлел...
      Так ко мне попала «Иранская сказочная энциклопедия» (М., «Худ. Литература», 1977), из которой после
многократных прочтений я и позаимствовал приведенные в тексте цитаты. Бог послал. Так что все эпиграфы
из хорасанского эпоса подлинные.
      Несколько читателей высказали мнение, что язык цитат выглядит порой уж очень современным. Мне это
не кажется удивительным. Ведь перевод с фарси сделан нашими современниками для современников. Имей
мы возможность прочитать арабские первоисточники в оригинале, впечатление наверняка было бы иным.
       Все описания природы в тексте строго документальны и основаны на записях, сделанных во время
научных наблюдений, а кое-что, описанное здесь, до сих пор еще не опубликовано в научных изданиях (мне
известна по крайней мере одна научная статья, на форсированное написание которой ее автора
сподвигнуло именно прочтение этого текста).
      Нижеследующее электронное издание отличается от первого лишь названием, относительным
расположением переставленных частей и некоторыми немногими вставками, исходно не вошедшими в книгу
по причине чрезмерного объема. Первоначально опубликованный текст не редактировался (изменены или
добавлены лишь несколько фраз, а вот иллюстраций из первого издания -- 129 черно-белых рисунков,
выполненных А.В.Ермаковым преимущественно по фотографиям автора, здесь нет).
      Я внес упомянутые изменения без колебаний: рассказать историю в новом виде -- это почти атрибут
«рамочного» романа; новые времена неизбежно привносят новое прочтение уже прозвучавших сюжетов.
       Почему изменено название? Слово «фасциатус» латинское, мудреное, для русского языка инородное,
многими читается и произносится с трудом, а некоторых и вовсе вводит в заблуждение (на сайтах нескольких
интернет-магазинов Фасциатус числится или числился одним из авторов книги... Я-то был бы только рад, но
это все же не так). «Ястребиный орёл» -- проще и понятнее, а сути дела не меняет.
      Текст подготовлен в Балашихе (Россия) и в Портланде (США, Орегон) в 1997-2000 гг. на основе полевых
дневников, написанных в Туркмении в 1978-1992 гг.  
      Буду рад если прочитаете и желаю всем всего наилучшего.

С.П., 2003, г. Балашиха, Московская обл.   
Back
Назад
2-е (интернет-) издание
Текст. Text (pdf, 1,7 MB)
Электронная версия
© Sergei A. Polozov, 2016